элефант в пальто
Валя и Варя спорят - нужно ли хоронить людей. Не в том смысле, закапывать их в землю, или оставить в мешке возле мусорного бака, вопрос о необходимости самого обряда со всеми сопутствующими ему ритуальными плясками.
Варя говорит, что нужно, но это от того, что все люди считают, что нужно.
Валя говорит, что людей следует сжигать, но это от того, что Валя любит всё и всегда отрицать.
Скорее всего, они обе в самом деле не понимают, что похороны существуют вовсе не для мертвецов, а для живых. Мёртвому всё равно, из какой древесины гроб его, поют ли над ним молитву, достаточно ли громко рыдают безутешные родственники.
9 дней на осознание, 40 дней на принятие, а дальше - дальше нужно как-нибудь продолжать жить.
В последнем прощании можно во всю ширь растянуть полотно раскаяния за все слова и поступки, пропущенные выходные и сброшенные звонки. Этот обряд человеку живому нужен - смерть от него без анестезии отрывает кровящий мясной кусок, который сгниёт вместе с трупом в могиле, дайте же живому последний шанс попрощаться с частью своей собственной жизни. Нет никогда на похоронах чужой боли, мёртвому ведь не больно - есть только боль своя.
И что же будет с нами, если мы перестанем чтить умерших? Это часть человеческой духовности, все эти обряды и ритуалы, за отточенным механизмом кроется мягкое и сокровенное - в этом боль и память о мёртвых, душа живых.
Сжигать людей, безусловно, полезнее для живых людей - кладбища занимают слишком огромные площади, гробы и памятники стоят баснословных денег. Да и память о близких хранится не в памятнике, а в сердце.
Но когда вот так, без идеи, а потому, чтобы отрицать - так нельзя.
Я боюсь смерти, и я тешу себя надеждой, что если меня сожгут, если тело моё в земле не останется, то душа моя сможет ожить вновь. У меня идея есть. А у Вали и Вари её нет, и согласиться с ними я никак не могу.