16:25 

элефант в пальто
Осознание проблемы - есть первый шаг на пути решения проблемы.
Так ли это на самом деле?
Допустим, я осознаю узость своего мышления, узость многостороннюю: нехватка житейского опыта, нехватка обыкновенного знания, стальные тиски предрассудков, сформированного средой мировоззрения и сценария поведения.
Я осознаю так же возможные пути решения проблемы: саморазвитие, саморазвитие, саморазвитие.
Однако же, одним саморазвитием сыт не будешь. Житейский опыт не берётся из книг и рефлексии, он берётся из реальных действий. Из клубка с нитями всевозможных человеческих взаимоотношений нужно вытянуть необходимые нити и самому начать плести полотно житейского опыта, который невозможно получить, не разбив себе сердце, не расквасив нос граблями и не побывав на краю пропасти. Только в момент катастрофы приоткрываются двери сознания, ты глядишь на себя в зеркало, но человека в отражении ты видишь впервые - и здорово и страшно от того, что живёт внутри тебя, какие возможности хранит твоё угловато-мягкое тело, и как яростно и прекрасно могут глядеть твои круглые глаза, окрашенные в цвет помутневшей от дождя воды.
Только глядя в глаза этому незнакомцу в зеркале ты можешь искренне полюбить себя. Сталкиваясь с катастрофой, ты перестаёшь быть человеком, но становишься первозданной стихией, горящей и яростной, действующей и сокрушительной. Ты действуешь порывисто, совершаешь ошибки и обрубаешь канаты навесных мостов позади себя, мостов, исхоженных твёрдыми отпечатками ног твоих вдоль и поперёк. Всё это написано у тебя на лице - в дрожащих широких зрачках, крепко сжатых широких скулах и трепещущих крыльях носа. Смотри в это лицо. Люби это лицо. Быть может, не найдётся в целом мире ни одного человека, который увидит когда-нибудь, как дрожат твои руки и рушится мир внутри тебя, и никто никогда не сможет полюбить тебя - настоящую.
В такие моменты в лице появляется что-то хищное, первозданное. Наносное - социальное - стекает со слезами с щеки на подбородок, а оттуда на шею и ниже - теряется в шерстяных узлах свитера.
Человеку отчаянно нужна боль - только тогда бьётся сердце. Мы не видели бы Света без Тьмы, не знали бы и жизни без смерти.
Я всё это знаю, и тысячу раз передумала это в своей голове.
Мне больно и пусто, когда я понимаю, какие великие возможности скрыты в моём теле, и как сильно могло бы биться моё крупное сердце, сколько воздуха могла бы вдохнуть я широкой грудной клеткой.
Забавно, что, обладая столь широкой грудной клеткой и сильным сердцем, я больна синдромом навязчивых состояний, и моё подсознание убеждает тело, что ему отчаянно нечем дышать.
Забавно до дрожи.
Сей факт ничего не доказывает, а только лишь подтверждает, что самый опасный враг человека - это он сам. Насколько же нужно было уверить себя в том, что в этом мире невозможно дышать и нет ни единого шанса на победу, что даже тело меня послушалось и попыталось перекрыть самому себе кислород, чтобы принести долгожданное успокоение?
Замедленное самоубийство.
Чем лучше тогда я своего брата? Он хотя бы был честен, ему хватило смелости закинуть себе на шею верёвку, а я?
Буду ползать по земле, прижавшись к ней тесно испуганным брюхом, плача о потерянных возможностях и своём уникальном, но не раскрытом мышлении.
Подумать только, а ведь первые два года после его смерти я так гордилась тем, что Я живу, Я-то уж никогда не расправлюсь с жизнью собственными руками, Я-то достаточно сильна для этого!
Я, Я, Я.
А тело выслушивало шёпот подсознания и подвигало рёбра ближе к рыхлому мясу лёгких - чтобы однажды сжать мою нить жизни до хриплого вскрика.
В конечном итоге, что принесли мне эти четыре года?
Я только лишь сделала самый маленький шажок на пути решения своей проблемы - я её осознала.
Сколько лет понадобится мне для следующего шага? Хватит ли мне для этого всей моей жизни, или придётся попросить в долг ещё одну?
И некому ответить мне на эти вопросы, кроме меня самой.

URL
   

главная